Вход

Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
Самарская область
Самарская область

Муниципальный район Кинельский и городской округ Кинель

Кинельский район с центром в городе Кинеле расположен в центральной части Самарской области.

Мемориальный Дом-музей В.И. Ленина в Алакаевке

Алакаевка, Дом-музей В.И. Ленина4 мая 1889 года семья Ульяновых переехала жить в Самару из Казани. Переезд был спровоцирован целым рядом причин – будущий вождь мирового пролетариата был исключён из Казанского университета за участие в студенческой сходке и успел отбыть ссылку в одной из деревень Казанской губернии. Вернувшись назад в город, Владимир Ульянов начал принимать участие в работе одного из марксистских кружков. Мать будущего революционера, Мария Александровна Ульянова, боялась, что сына арестуют ещё раз, и семья Ульяновых решает переехать в более спокойное место. Этим спокойным местом оказалась Самарская губерния.

Ещё в декабре 1888 года семья Ульяновых приобрела небольшой хутор при деревне Алакаевке с жилым домом. Срубовый одноэтажный дом площадью 205 квадратных метров в Алакаевке был выстроен в 1850 году прямыми наследниками основателя села Моисея Богданова – Данненбергами. Имением в разное время владели самарский губернатор Пётр Алабин, общественный деятель Константин Сибиряков, мечтавший об открытии вблизи Алакаевки сельскохозяйственной школы.

Дом в Алакаевке использовался Ульяновыми в летний период времени с 1889 по 1893 годы. Семье принадлежало 83,5 десятины земли. Мать надеялась, что Владимир займётся сельским хозяйством. Однако никакого желания становиться фермером у Владимира Ильича не было, а быКомната В.И. Ульянова (Ленина)ла цель – завершить образование. После смерти старшего брата он стал старшим сыном в семье, на его плечах была забота о младших братьях и сёстрах. Свой выбор он сделал ещё в Казани – он решил стать юристом. Живя в Самаре, он 11 раз пишет и подаёт прошения на имя министра народного просвещения с просьбой завершить образование. Но каждый раз получал отказ, так как являлся персоной политически неблагонадёжной, а также был родным братом казнённого государственного преступника Александра Ульянова. Только после того, как в мае 1990 года Мария Александровна сама из Самары съездила в Петербург и добилась личной аудиенции с министром просвещения, Владимиру было разрешено экзаменоваться при петербургском университете.

Основным родом занятий Владимира Ульянова в Самарской губернии была подготовка к экзаменам. За полтора года он изучил материал, который студенты обычно изучают за четыре. В 2 приёма в 1891 году Владимир блестяще сдаёт сессии, состоящие из 31 экзамена, и получает диплом юриста первой степени.

Излюбленным местом для летних занятий в Алакаевке была окраина сада на берегу небольшой речки Елховый ключ.

Яблоневый сад в усадьбе УльяновыхВ 1925 году комната, в которой жил Владимир Ульянов, становится музеем. В 1930 году музеем стал весь дом. В доме воссоздана домашняя обстановка того времени. Основу экспозиции музея составляют письма, дневники, фотографии, книги, личные вещи семьи.

В советский период Алакаевку ежегодно посещали до 30 тысяч экскурсантов.

В настоящее время основная тема экспозиции музея – усадьба мелкопоместного дворянина конца XIX века. Представлены историческая реконструкция интерьеров и предметы быта, давно вышедшие из обихода, но не утратившие исторической и культурной ценности.

На базе музея реализуется целый ряд образовательных интерактивных программ. Например, театрализованное представление-поздравление «Именины барыни», которое погружает гостей в атмосферу старины и делает посетителей музея непосредственными участниками действа.

На территории музея также оборудована игровая площадка, реконструирующая исконные русские забавы. Здесь можно поиграть в городки и крокет, покататься на «гигантских шагах», качелях и самокатах, походить на ходулях, а также получить памятный сувенир.

Яблоневый сад

Святой источник Владимирской Божией МатериТуристический маршрут «Яблоневый сад» предусматривает прогулку на тарантасе и бричке XIX века c посещением наиболее значимых мест в окрестностях села Алакаевки: памятника природы «Муравельный лес», Святого источника Владимирской Божией Матери, сельскохозяйственного предприятия, специализирующегося на выращивании яблок, яблоневого сада в усадьбе Ульяновых – одном из старейших в Самарском крае.

После прогулки по саду экскурсантов угощают ароматным чаем, настоянным на целебных травах, из старинного самовара и пирогами с яблочной начинкой.

Этнографический музей – юрта «Мурагер» в ауле Казахском

В поселении Богдановка особое место занимает Аул Казахский: здесь в первозданном виде сохранились национальныеВнутреннее убранство юрты традиции казахского народа. Гордость села – этнографический музей – юрта «Мурагер».В переводе с казахского – «священное наследие». Здесь можно познакомиться с национальным бытом и культурой казахского народа. На сегодняшний день это единственный в Самарской области стационарно установленный памятник культурного наследия кочевников.

Юрта «Мурагер»Просторная юрта ручной работы сохранилась с XIX века и убрана по всем правилам кочевой жизни. Внутри юрты воспроизведён быт старинной казахской семьи. Экспонаты собирали всем аулом. Почти каждый житель внёс свою лепту, нередко расставаясь с настоящими семейными реликвиями. По крупицам воссозданы все детали: сундук, люлька, набор постельных принадлежностей и сырмаков – войлочных ковров. Также представлены старинное свадебное платье, коржын – сумка для хранения и перевозки продуктов, шамылдык – свадебное покрывало.

В юрте можно познакомиться с произведениями народного ремесла «Аульская глиняная игрушка», совместившей в себеВнутреннее убранство юрты традиционные и современные черты.

В дни национальных праздников «Курбан-байрам», «Камал-Айт», «Курултай» кочевых народов Самарской области юрту украшает специально сшитое внешнее убранство.

Аульская глиняная игрушкаЮрта является местом проведения выставок, театрализованных представлений на основе народных обрядов, обычаев, ритуалов («Казахское гостеприимство», «Казахская свадьба»), в проведении которых главную роль играют участники народного казахского ансамбля песни и танца «Еркемай» («Баловница») и национального театра «Мейрам» («Праздник»), лауреатов областных и всероссийских фестивалей и конкурсов.

Девушки встречают экскурсантов танцами, традиционным баурсаком (жаренными в масле пончиками) и чаем из старинного четырёхведерного медного самовара. Показывают, каких обычаев придерживались казахи ещё совсем недавно: как выбивали из гостя «дурной глаз», перевозили новорожденных детей в специальных кроватках, привязывая их к седлу лошади или верблюда. А юноши, рассевшись на кошме, обучают всех желающих национальной игре в кости.

Писатель Глеб Иванович Успенский в Самарской губернии

Писатель, видный представитель демократической литературы 60-х годов XIX века Глеб Иванович Успенский (1843-1902) жил в Самарской губернии в конце 70-х годов. Сюда он приехал изучать жизнь крестьянства. Это случилось не без влияния известного «хождения в народ», охватившего в эти годы русскую интеллигенцию.

«Подлинная правда жизни повлекла меня к источнику, т.е. к мужику, – писал он. – Мне нужно было знать источник всей этой хитроумной механики народной жизни, о которой я не мог доискаться никакого простого слова и нигде».

Г.И. УспенскийГ.И. Успенский поселился недалеко от Самары, в селе Сколково (Кинельский район Самарской области) весной 1878 года. В Сколкове Г.И. Успенский устроился письмоводителем в ссудо-сберегательном товариществе, а жена – в школе учительницей.

Материалы самарских наблюдений вошли в цикл очерков «Из деревенского дневника» (1878 г.). Вот какой увидел писатель самарскую деревню того времени:

«Деревня эта… бесспорно самая богатая… Да и не одна только эта деревня богата, то есть щедро наделена естественными богатствами, богат весь край; край этот – Приволжье – степная Самарская губерния, истинная «житница русской земли». Помимо удивительной земли, какие здесь роскошные (в буквальном смысле) луга, какой обильный корм скоту, не говоря уж просто о красоте… Реки, протекающие край и впадающие в Волгу, дают столько съедобного живья, что его, как говорится, «Ловить не переловить, есть не переесть»… А сколько всякой птицы, всякой дичи гуляет по луговым «мокринам», по этим многочисленным степным озеркам, – прячущимся в высокой душистой, изумляющей разнообразием порой траве! «Благодать!» – вот что можно сказать глядя на всю эту естественную красоту, на всё это природное богатство местности… Чего ещё нужно для того, чтобы человек, живущий здесь, был сытым, одетым, обутым и уж во всяком случае не нищим?.. И, представьте себе, среди такой-то благодати не проходит дня, чтобы вы не натолкнулись на какое-нибудь явление, сцену или разговор, который бы мгновенно не разрушил все ваши фантазии, не изломал все вычитанные вами соображения и взгляды на деревенскую жизнь, словом – становят вас в полную невозможность постичь, как, при таких-то и таких условиях, могло произойти то, что вы видите воочию… Что ж это за волшебство? Что ж это за порядки, при которых в такой благодатной стране, при таком обилии природных богатств можно поставить работящего, здорового человека в положение совершенно беспомощное, довести до того, что он среди этого эльдорадо ходит голодный, с голодными детьми и говорит:

- Главная причина, братец ты мой, – пищи нету у нас, вот!»

С искренним сочувствием к деревенским жителям пишет Успенский:

«Сколько в селе одних ребят, которые растут неграмотными, не умеют ни сосчитать, ни прочесть или написать письма… словом, не знают ровно ничего. Сколько в деревне нищих, убогих, калек, сирот, бездомных, случайно несчастных и оставленных на произвол судьбы? И это тем более обидно, что налицо крестьянский ум, талант, мысль, вообще вся сила его природной даровитости… но всё это, как назло, загнано и действует в таком замкнутом кругу, практикуется над такими явлениями деревенской жизни, которые не имеют для насущных действительнейших интересов деревни либо совершенно никакого значения, либо имеют значение весьма отдалённое. Тем не менее, в этих случаях крестьянский ум работает, работает сильно много, наблюдает всевозможные мелочи, знает и видит человека насквозь, не жалеет своей спины, рук, сил, стремится не обидеть, не обчесть человека».

В 70-е годы общество и печать много занимались ссудосберегательными товариществами. Земства видели в них чуть ли не всеисцеляющее средство от народной бедности. Вначале и Успенский разделял эту веру, но, проработав более года, он пришёл к выводу, что товарищества эти только разоряют рядового крестьянина. Результатом наблюдений стал очерк «Страстотерпцы мелкого кредита». «Национальная ерунда», – так коротко определил Успенский сущность работы этих товариществ.

Ссудосберегательное товарищество помещалось в одном здании со школой. Здесь же Успенские имели и квартиру. Вместе с Успенскими жила учительница А. Степанова, написавшая впоследствии воспоминания об этом периоде жизни писателя.

Жилось Успенским трудно, денег не хватало, и в письмах к издателям писателю всё время приходилось просить подкрепления. Детей у Успенских в это время было уже трое, причём одна дочь родилась в Сколкове. Обстановка была самая скромная, даже бедная: в одной комнате вместо мебели стояли ящики: побольше – в качестве стола, остальные заменяли собой стулья. Сам писатель жил в конторе товарищества, большой комнате, в которой находился белый стол с бумагами и несколько скамеек, на одной из них он и спал.

«Костюмы свои, – вспоминает Степанова, – Глеб Иванович всегда донашивал до последней возможности, и тогда уже, забрав с собою сынишку, отправлялся для экипировки в Самару. Там он переодевался с ребёнком, старое же оставлял, за полной непригодностью, в лавке же».

В конторе часто бывали окрестные крестьяне, которые скоро почувствовали в Успенском своего человека и нередко шли к нему за помощью, никогда не встречая отказа. Заглядывал частенько местный старшина, громадный рыжий мужик, с него Успенский написал в одном из рассказов убийцу-конокрада. К Успенскому приходил даже кулак из села Богдановки с целью дать писателю материал для «обработки» кого-либо из своих врагов или обидчиков, причём в скором времени сам оказался «обработанным» в одном из очерков: «вроде как портрет получился», заявил он, поклявшись при этом отомстить Успенскому.

Иногда Глеб Иванович читал вслух свои коротенькие рассказы. Читал выразительно, умело подчёркивая комические места. Присутствовавшие хохотали, но сам он оставался невозмутимым.

Осенью 1879 года Успенские оставили самарские места и поселились в Петербурге. По мнению современников, Успенский остался доволен своим пребыванием в Среднем Поволжье, которое дало ему большой и интересный материал для литературной работы.

Летом 1887 года, совершая поездку по Волге, Г.И. Успенский вновь побывал в Самаре, но в Сколково, за неимением времени, не заезжал.

Творчество Успенского высоко ценили И.С. Тургенев, М.Е. Салтыков-Щедрин, М.Горький.

Семье Володичкиных – благодарная Россия

Памятник семье ВолодичкиныхДо Великой Отечественной Войны в посёлке Алексеевка (г.о. Кинель) жила семья Володичкиных: глава семейства Павел Васильевич Володичкин, его жена Прасковья Еремеевна и девять сыновей – Александр, Андрей, Пётр, Иван, Василий, Михаил, Константин, Фёдор и Николай. Павел Васильевич умер в 1935 году.  Когда началась война, все девять сыновей Володичкиных ушли на фронт. Со своим младшим сыном Прасковья Еремеевна даже не попрощалась. Он заканчивал действительную службу в Забайкалье и прямо оттуда отправился на фронт. Он успел лишь на ближайшей к Алексеевке железнодорожной станции с оказией передать короткую записку:

«Мама, родная мама. Не тужи, не горюй. Не переживай. Едем на фронт. Разобьём фашистов и все вернёмся к тебе. Жди. Твой Колька».

Пятеро сыновей – Николай, Андрей, Фёдор, Михаил, Александр – погибли в 1941-1943 годах, Василий – в январе 1945 года. Пётр, Иван и Константин вернулись после победы в село и тоже вскоре скончались от последствий тяжёлых ранений. Прасковья Еремеевна их не дождалась – её сердце не выдержало потерь.

Учитель алексеевской школы Нина Косарева по собственной инициативе начала создавать музей легендарной семьи ещё в 1980-х годах, разместив его в небольшой комнатке дома, в котором жила семья Володичкиных. Она сумела собрать много экспонатов и документов.

Инициатива строительства памятника принадлежала рабочей группе областной Книги Памяти. Решение о возведении мемориального комплекса по увековечению памяти погибших при защите Отечества девяти братьев Володичкиных и их матери Прасковьи Еремеевны было принято администрацией Самарской области в декабре 1993 года. Скульптор – А.С. Головнин, архитектор комплекса – Ю.В. Храмов.

7 мая 1995 года, накануне 50-летияПобеды в Великой Отечественной войне, состоялось торжественное открытие мемориала семье Володичкиных. Памятник был возведён на крутом алексеевском обрыве, он представляет собой стелу из розового и серого гранита высотой 11,5 метров. Девять бронзовых журавлей, символизирующих погибших солдат, клином уходят в небо. Их провожает мать. На гранитном монументе – имена всех сыновей и их матери. А рядом слова: «Семье Володичкиных – благодарная Россия».

Информационные источники:

 

http://gosamara.ru/ru/node/492

http://foto-planeta.com/np/124266/alakaevka.html

http://karopka.livejournal.com/384103.html

http://samsud.ru/blogs/hroniki-samarochki/po-ulicam-samary-po-leninskim-mestam.html

http://www.votpusk.ru/news.asp?msg=153268#ixzz3AGvTSwXi

http://www.samluka.ru/1710/volodichkiny.html

http://litsamara.com/?p=131