Вход

Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
Самарская область
Самарская область

Муниципальный район Шенталинский

Шенталинский район расположен на севере Самарской области.

Легенда гласит, что своим звучным именем село Шентала обязано заморскому гостю. Старожилы рассказывали, что будто бы проезжий немецкий инженер, пленённый красотой окрестных мест, воскликнул: «Шёнталь!» («Schoental»), что в переводе означает «Прекрасная долина».

Историко-этнографический музей имени М.И. Чувашова в селе Старая Шентала

Чувашов М.И.В селе Старая Шентала в 2002 году был открыт историко-этнографический музей имени выдающегося собирателя мордовского фольклора Михаила Ивановича Чувашова.

М.И. Чувашов (1909-1973) – эрзянский фольклорист, этнограф, краевед. Родился в эрзянском селе Красные Ключи ныне Похвистневского района Самарской области. Работал учителем физики в Старо-Шенталинской средней школе № 2. Участник Великой Отечественной войны, кавалер ордена Красной звезды и ордена Славы.

Михаил Чувашов занимался собиранием, фиксированием, обработкой мордовского и русского фольклора, обрядов и обычаев эрзи. Многолетняя поисковая работа в Самарской и Оренбургской областях, Республиках Татарстан, Чувашия, Мордовия позволила собрать богатейший материал, который хранится в музеях Финляндии, Эстонии, Мордовии, Санкт-Петербурга. Это более 2000 записей, уникальных по жанру и художественной значимости – песенный эпос, заговорная магия, обрядовая и необрядовая лирика, свадебные и похоронные причитания, колыбельные песни, детский фольклор.

Большая часть материалов вошла в книги «Мордовские (эрзянские) причитания», «Духовное наследие народов Поволжья: живые истоки» (1-2 тт.), изданные совместно И.А. Касьяновой (заслуженный деятель искусств России, музыковед, профессор ПГСГА), Т.И. Волковой (директор музея им. М.И. Чувашова, отличник народного образования, заслуженный учитель России, почётный гражданин Шенталинского) и др.

М.И. Чувашов в фольклорной экспедиции в с. Большой Толкай Похвистнев- ского района Самарской обл. 1969 гМузей создавали местные энтузиасты, главный из которых – района Т.И. Волкова.

Экспозиция делится на две части: этнографическую, где описан и показан быт крестьян прошлых столетий, и посвящённую жизни Михаила Чувашова.

«Поначалу музей ютился в школе в закутке,- рассказывает Татьяна Ивановна. - Места было мало. Тогда мы обратились к главе села с просьбой занять пустующий лекционный зал в здании администрации. Нам пошли навстречу и даже более того – предложили свою помощь. В лекционном зале появился настоящий срубовой крестьянский домик со всеми атрибутами той жизни. Рядом соорудили двор, самое ценное в котором – частокол и плетень, сделанные нашими сельчанами. За двором “выросли” липа и берёза – священное дерево мордвы. Считается, что берёза отделяет свет от тьмы, несёт благо, добро людям».

Следующая экспозиция, рассказывающая о быте крестьян – свадебная. Здесь можно увидеть наряд невесты и узнать, как проходило торжество. «Свадьба – самый главный праздник в жизни человека, - пишет Михаил Чувашов в своих записях. - Его проводили настолько красочно и памятно, что человек запоминал свадебное гуляние на всю жизнь». Невеста напевала три тысячи слов во время свадьбы (особое причитание). Всех обязательно должна была одарить. Ей же никто ничего не дарил. Все подарки вывешивались на всеобщее обозрение, и гости проверяли, хороша ли невеста в рукоделии. Из этого складывалось отношение к ней.

На следующей стене – огромное панно. На нем берёзы, ноты-цветы, как символ процветания народной культуры, птицы Божьи, которые согласно мордовскому фольклору, несут мир и лад людям.

«Раньше на уроках я объясняла детям на пальцах, что такое полати, плетень, ткацкий станок,- говорит Татьяна Ивановна. - Когда появился музей, стало легче. Но всё же мне хотелось, чтобы дети не только слушали о культуре, но и могли прочувствовать её. Тогда я организовала в школе ансамбль, с которым мы стали выступать на областных и районных праздниках».

Т.И. Волкова принимала самое активное участие в сборе материалов Михаила Чувашова. Ездила с учениками в небольшие экспедиции.

«О каждой фотографии Чувашова могу рассказать целую историю. Некоторые из них искала годами. Я объездила не только область, но и Мордовию. Дело в том, что Михаил Иванович жил во времена “неразвитого” фотодела. Поэтому любая карточка с ним – на вес золота».

Чувашов собирал не только мордовский фольклор, искал он и песенные памятники украинского, эстонского, чувашского народов.

«Однажды он решил, что народную песню стоит пропагандировать, - рассказывает Татьяна Ивановна. - Тогда Михаил Иванович обратился на областное радио к музыкальному редактору Владимиру Митителло, рассказал о своей идее и попросил приехать, если интересно, для знакомства. Митителло сказал в редакции, что отлучится на часик и поехал».

Чувашов жил тогда на ул. Братьев Коростелёвых. В комнате – раскладушка, стол, два табурета. Всё остальное пространство, даже подоконники, были заняты магнитными катушками с записями. Митителло просидел у Чувашова до глубокой ночи. Вместе они решили создать еженедельную программу «Шкатулка песни народной».

«Пятнадцатиминутная передача имела колоссальный резонанс, - говорит Татьяна Волкова, - ему звонили, приглашали в разные сёла. А современные учёные сошлись во мнении, что у Чувашова нет ничего не значащих произведений, все они – шедевры. Вот какое у него музыкальное чутьё было!»

Татьяна Ивановна таких историй о Чувашове знает немало.

Музей является центром сохранения и возрождения мордовской культуры, местом межнационального общения, здесь проходят экскурсии, проводятся школьные уроки, конференции.

«В творчестве народа его история, быт, нравы, мысли и чувства, его поэтичность и музыкальность. Нельзя допустить, чтобы всё это погибло, надо сделать его достоянием будущих поколений.» Михаил Иванович Чувашов.

Чувашский поэт Стихван Шавлы (1910-1976) – уроженец села Каменки

Стихван ШавлыПоэт, прозаик, переводчик, публицист, народный поэт Чувашской АССР, заслуженный работник культуры Чувашской АССР Стихван Шавлы (Степан Антонович Шумков) родился в селе Каменке Шенталинского района Куйбышевской (Самарской) области. В 1921 году семья переезжает в Харьков. После смерти матери до 1923 года Степан жил и учился в детском доме. По возвращении на родину учился в Самарском педагогическом институте, затем в Казанском педагогическом институте. Получил квалификацию учителя средней школы.

В 1939 году переехал в Чувашию, где работал в редакциях журнала «Сунтал» (Наковальня), газеты «Коммунизм ялавě» (Знамя коммунизма), литературным консультантом Союза чувашских писателей, председателем Комитета радиоинформации.

Литературная деятельность Стихвана Шавлы началась в 1930-е годы. Первым произведением поэта, увидевшим свет, было стихотворение «Юлташа» (Товарищу), опубликованное в 1931 году на страницах самарского альманаха «Пăр тапранчě» (Лёд тронулся).

Стихван Шавлы – автор множества стихов, поэм, рассказов. Его произведения  тепло были приняты читателями. Его называли «чувашским Маяковским». Многие его стихи посвящены Октябрьской революции 1917 года, В.И. Ленину, гражданской и Великой Отечественной войнам.

В поэзии С. Шавлы значительное место занимает сатира. Его сатирические произведения были опубликованы в сборниках, вышедших в Чувашском книжном издательстве в 1958, 1965, 1971 годах. Писатель также успешно работал в жанре публицистики.

Член Союза писателей СССР с 1934 года, С. Шавлы известен и как переводчик. На чувашский язык им переведены «Конёк горбунок» П.П. Ершова, «Песня про купца Калашникова» М.Ю. Лермонтова, «Девушка и смерть», «Песня о Соколе», «Песня о Буревестнике» М. Горького, многие басни И.А. Крылова, стихи А.С. Пушкина, В.В. Маяковского, Н.А. Некрасова и др.

Чувашскими композиторами создано немало песен на стихи С. Шавлы. Все изданные произведения и литература о нём хранятся сегодня в фондах Государственной книжной палаты Чувашской Республики.

В 2009 году в Чебоксарах при поддержке Правительства Самарской области вышла книга избранных произведений Стихвана Шавлы «Следы на земле». Одна из улиц города Чебоксары названа его именем.

Улица Асхата Зиганшина в Шентале

Баржа Т-3617 января1960 года в 9 часов утра по местному времени в заливе острова Итуруп ураганным ветром, достигавшим скорости 60 м/с, была сорвана со швартовки советская самоходная баржа под номером T-36. На её борту находилось четверо военнослужащих инженерно-строительных войск Советской Армии: уроженец Шенталы младший сержант Асхат Зиганшин и рядовые Филипп Поплавский, Анатолий Крючковский и Иван Федотов.

Экипаж боролся со стихией десять часов. Закончились запасы топлива, была выведена из строя радиостанция. При попытке выброситься на берег баржа получила пробоину, которую тут же, в 18-градусный мороз пришлось заделывать. Около 22:00 лишённую хода баржу вынесло в открытый океан.

В номере «Красной звезды», найденном на барже, сообщалось, что в районе Гавайских островов – как раз там, куда несло баржу – проходят военные испытания советских ракет. С января по март судам было запрещено двигаться в этом направлении Тихого океана. Значит, их искать тут никто не будет. Шансов на спасение не было. Тем временем баржу относило ветром на юго-восток от Курильских островов, где она была подхвачена одной из ветвей океанского течения , скорость которого достигает 78 миль в сутки.

Зиганшин на авианосце. Фото из архива А. ЗиганшинаУ них было немного еды: буханка хлеба, банка тушёнки, чуть больше ведра картошки и пара горстей крупы. Во время бури бачок с питьевой водой опрокинуло. Пресная вода имелась в системе охлаждения двигателей баржи, когда она закончилась, собирали дождевую. 

- Мы установили жесточайшую норму, - рассказывал Асхат Зиганшин. - Ели раз в сутки по две ложки крупы, две картофелины и ложку тушёнки на человека. Пили трижды в день по три глотка. Но через два дня и эту норму пришлось урезать наполовинуПоследнюю картофелину мы съели 24 февраля. Мы пытались делать снасти и ловить рыбу. Но океан всё время бушевал, наши приспособления отрывало и забрасывало назад, на борт. Ничего нам добыть не удалось. В пищу пошло всё, что хотя бы отдалённо напоминало съестное – кожаные ремни, несколько пар кирзовыхс апог

Мы его [кожаный ремень] порезали мелко, в лапшу и стали варить из него «суп». Потом сварили ремешок от рации. Стали искать, что ещё у нас есть кожаного. Обнаружили несколько пар кирзовых сапог. Резали сапог на мелкие части, как макароны, варили в океанской воде, чтобы выварился гуталин, потом резали на кусочки, бросали в печку, где они превращались в нечто похожее на древесный уголь и это ели…

На 30-е сутки дрейфа баржа оказалась возле Гавайских островов, а там тепло. И появилась новая напасть – акулы. Мы уже видели, как акулы под нами плавали стаями. Смотрели на них дикими глазами… У нас было три коробки спичек. На день спасения их осталось три штуки и полчайника воды.

Советские солдаты на американском авианосцеДрейф продолжался 49 дней. Люди теряли в весе до 800 граммов в день – Зиганшин, ранее весивший 70 кг, похудел до 40 кг.

Их подобрали 7 марта 1960 года. Вертолётчики с американского авианосца «Кирсердж» заметили полузатопленную баржу, на которой лежали люди. Когда их доставили на борт авианосца, Асхат Зиганшин заявил, что им ничего не нужно, кроме топлива и продуктов и что они сами доберутся до дома. Время было такое: разгар холодной войны, пик конфронтации между двумя державами, а парни – советские военнослужащие. - Мы же присягу принимали, а попали во вражескую Америку.

На подходе к Сан-Франциско. А. Зиганшин, Ф. Поплавский, А. Крючковский, И. ФедотовНо они были крайне истощены и находились на грани смерти. Американцы были поражены тем, что советские солдаты и в таком состоянии сохранили человеческий облик и самодисциплину – когда им предложили еду, они съели совсем немного, понимая, что от большей порции могут умереть, как случалось со многими, пережившими длительный голод. Когда через переводчика им сказали: «Если вы боитесь возвращаться на родину, то мы можем оставить вас у себя», - парни ответили: «Хотим вернуться домой, что бы с нами потом ни случилось».

- В лазарете мы пролежали трое суток. Нас обследовали врачи. Они даже удивились: оказалось, что все четверо, в принципе, здоровы… Американцы оказались очень дружелюбными. Днём развлекали, как могли: крутили фильмы, ставили музыку. Мичманы однажды пригласили в свой кубрик и устроили нам настоящий концерт. Играли на инструментах, пели. На борту мы оставили письмо с благодарностью командованию. Пока нас не спасли американцы, в Москве не знали, что с нами случилось… (пока Асхата Зиганшина, Анатолия Крючковского, Филиппа Поплавского и Ивана Федотова мотало по океану, семьям сообщили, что они погибли).

Авианосец доставил военнослужащих вСан-Франциско, где была устроена пресс-конференция. Вспоминает А. Зиганшин:

- Задали вопрос: «Из какого вы города?» Потом спросили, как мы обучились английскому языку за время пребывания на авианосце? Поплавский встаёт, говорит: «Сэнк ю». Тут у меня хлынула фонтаном из носа кровь. На этом пресс-конференция закончилась. Мы до этого понятия не имели, что такое интервью, что такое пресс-конференция, телевидение. А потом приехали в Нью-Йорк, зашли в гостиницу, и вдруг смотрю – телевизор, а на экране – я, меня в вертолёт поднимают.

Встреча в МосквеГубернатор Сан-Франциско вручил героям символический ключ от города.

Сплочённость, скромность и отвага, с какой они пережили тяжкое испытание, вызвали по всему миру настоящий восторг. По популярности в мире эта четвёрка соперничала со знаменитыми «битлами».

«От всей души приветствую героическую победу молодости над океаном», - написал им в письме американский писатель Эрнест Хемингуэй. «Шлю поздравления по поводу выдержки, проявленной четырьмя русскими, унесёнными в океан», - приветствовал знаменитый норвежский путешественник и учёный Тур Хейердал.

Затем ребят отправили в Нью-Йорк, через некоторое время на английском пароходе «Куин Мери» – в Европу, чтобыПенсионер А. Зиганшин живёт в Стрельне оттуда самолётом переправить в Москву. После медицинского обследования они вернулись в свою часть. Таким образом, герои совершили кругосветное путешествие.

В Москве их ждала торжественная встреча, толпы народа в аэропорту, цветы, поздравления. Асхату Зиганшину сразу присвоили звание старшего сержанта. По радио о них шли перА. Зиганшим с ключом от Сан-Францискоедачи, про них снимали фильмы, писали газеты. 29 марта 1960 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Зиганшин А.Р., Поплавский Ф.Г., Крючковский А.Ф. и Федотов И.Е. были награждены орденами Красной Звезды.

Земляки назвали именем Асхата Зиганшина одну из новых улиц райцентра Шентала.

Товарищи по легендарной барже дружили всю жизнь, которая ни для кого из них не была лёгкой. Крючковский, Поплавский, Зиганшин вместе закончили Ломоносовское военно-морское училище. Зиганшин стал профессиональным спасателем: 41 год он отдал аварийно-спасательной службе на Ленинградской военно-морской базе. Поплавский работал на морских судах, Федотов – речником на Амуре. Крючковский трудился на судостроительном заводе.

Двадцатилетние ребята вступили в единоборство с океаном, не будучи подготовленными к этому. Они выдержали все испытания, выпавшие на их долю, проявив невиданную стойкость духа, бесстрашие, находчивость, верность долгу.

Информационные источники:

 

http://gap.archives21.ru/memorials.aspx?id=6530&s_page=4

http://www.bugaga.ru/interesting/1146735025-podvig-4-eh-sovetskih-moryakov-o-kotorom-vy-ne-znali.html#ixzz3LgUJFoQj

http://www.mk.ru/social/article/2010/01/17/413320-49-dney-kotoryie-potryasli-mir.html

http://sea-wave.ru/forum/showthread.php?s=efa6c5cc0860c1d515f79888e8b81fef&p=10936&page=2